Rambler's Top100 Старый театр - Пресса1

 

Александр Иняхин

Родственные души

            ...Сценические версии прозы Сарояна нынче редки и чаще всего возникают по инициативе чутких к искусству своего народа представителей армянской диаспоры (классик американской литературы, чье столетие мир отметит летом 2008 года, армянин по рождению).

Молодой режиссер Карен Нерсисян, с вызывающим уважение негромким упорством самостоятельно и плодотворно работающий в Москве, недавно в своем «Старом театре», где последовательно воплощаются проекты в принципах «открытой сцены», поставил «В горах мое сердце…» не только потому, что услышал «зов крови»...

Спектакли К. Нерсисяна всегда пронизаны особой лирической интонацией, присущим армянскому миропониманию ироничным гуманизмом.

Острая смесь иронии и сантимента есть и в прозе Сарояна. Она окрашивает авторское отношение к немного нелепым, но упрямо самобытным героям, которые, попадая в ситуации, по сути трагические, непременно сохраняют надежду на лучшее.

Эта лирическая вибрация пронизывает и новый спектакль «Старого театра».

Перед нами история непризнанного художника – драма непонятого поэта. Бен Александер – «американский армянин» средних лет, обремененный семейством (сын-подросток, старуха-мать) и долгами, нигде не работая «как все», живет впроголодь, обрекая на лишения семью. Положением своим он искренне тяготится, но с наивным и трогательным упрямством день ото дня остается не только в надежде, но и в убеждении, что мир нужно завоевывать с радостью и что жить не страшно – все равно придут светлые дни.

То же самое Бен внушает и сыну. Когда Джонни прямо спрашивает отца, чем тот занят, Бен отвечает, что пишет стихи, – с таким отчаянным упрямством, что невольно вспоминаешь одного нобелевского лауреата, которому приходилось, правда, уже перед судом, с не меньшим упрямством отвечать на подобные вопросы.

Артист Александр Милосердов дарит Бену органичную нервную тонкость. В постоянно распахнутых глазах его героя, сквозь естественный, внятно сознаваемый взрослым все-таки человеком страх невоплотимости, светится жажда быть услышанным и признанным. Очередного отказа, присланного из некой редакции, он боится так мучительно, что просит сына не присутствовать при этом «отсроченном» позоре.

Сценограф Вадим Таллеров создает на подмостках атмосферу безбытно прозрачную. Но в этом нет нарочитой обезличенности среды – это, скорее, опять-таки, лирический образ «честной бедности», который развит в костюмах, придуманных Яниной Кремер.

С первых минут спектакля понимаешь, что сын Бена Джонни вкусил того же «яда» творческого познания мира, к чему подспудно готовит его отец. Неосознанно и безотчетно он пытается вслушиваться в какие-то неведомые голоса земли, проникнуться ее гулом, периодически зачарованно к земле приникая.

Юный артист Василий Ракша играет Джонни со всею силой только дебютантам присущей органики и бесстрашия, когда отсутствие сценических навыков равнозначно природе характера персонажа, самому процессу его единовременного роста во все стороны сразу.

Джонни легко, почти невесомо двигается, так же безусильно, остроумно и обаятельно общается с лавочником, когда в очередной раз надо попросить продукты в долг, тут же с завидной искренностью признаваясь ему, что любит его дочь.

Лавочник мистер Козак фигура для сюжета неожиданно значительная. Константин Богданов играет не примитивного добряка из американского салуна, а воплощение улыбчивой чуткости (тоже человек не местный, чьи житейские трудности примерно той же природы). Его понимание ситуации героям так же помогает жить.

Другой, почти библейский, уровень понимания драмы воплощает Бабушка.

Молодая актриса Дарья Казеева вдохновенно, смело и на удивление спокойно играет не просто эффектно возрастной, но глубоко национальный характер.

Живущая в сугубо старческом замедленном ритме, эта старушка, не знающая ни слова по-американски, своими тихими вопросами и, наверняка, комментариями создает в спектакле почти священную, но не лишенную и юмора, тонкую ауру житейской мудрости (армянские ее фразы звучат как последние и вечные вопросы).

В спектакле «Старого театра» просвечивает еще одна историческая аналогия: если из юношеских – домашних – воспоминаний Теннесси Уильямса родился трагикомический и беспощадный «Стеклянный зверинец», то, по всему судя, детская память Уильяма Сарояна оказалась куда благодарнее и не в пример гуманнее. Творческий дух, пронизывающий добрую память писателя, все события детства окрашивает поэзией, что фиксируется даже в названии.

Пора рассказать о том, «чье сердце в горах» по определению.

Джаспер Мак-Грегор, бродяга и артист, тоска которого по родной Шотландии особенно болезненно обострилась к старости, – своего рода свободный дух творчества, воплотившийся в облике потерянного старика с напряженным лицом человека, обуреваемого склерозом и наклонностями джазмена.

Прибившись к нищей семье, этот американский Несчастливцев производит на Джонни неизгладимое впечатление. Похоже, герой Евгения Киндинова и сам знает себе цену. Во всяком случае, ему ведомы мгновения, когда он «на минуточку гений», что позволяет ему прямо называть цену за свои выступления на публике: Джаспер фантастически играет на трубе и вместо денег просит уже очарованных его талантом жителей городка принести немного еды.

В очередной раз вырвавшись из приюта для престарелых, где, наверное, жить сытно, но нестерпимо одиноко, Джаспер снова является в дом Бена и Джонни, чтобы здесь умереть.

Евгений Киндинов играет классическое одиночество, избегая каких-либо сентиментальных интонаций, играет серьезно и мужественно, очень по-русски. Это добавляет характеру неожиданные краски, открывает в герое природное благородство и трогательную тягу к родственным душам.

Такими же, во многом родственными душами оказываются по сути и «персонажи окружения».

В изяществе этого драматического мотива жизни как тяготы проявляется очень ценное умение режиссера создать особую атмосферу «нашего городка», где, может быть, каждый за себя, но, в то же время, способен понять другого. Актеры, в свою очередь, даже в крохотных ролях демонстрируют завидную чуткость к лирической детали, что и помогает сыграть самые сложные в спектакле – финальные эпизоды, пронизанные тоской и надеждой…

  читать целиком>>

 

<<;Назад

 

 

Copyright: Оф. сайт "Старый театр" ©2007
Design:
little admin


Авторские права на размещенные материалы принадлежат их владельцам.
При использовании эксклюзивных материалов сайта ссылка на источник обязательна!